Архив рубрики: Музыка

Magna Les Paul

Модель 4210
Матовый бордовый цвет. Корпус и влеенный гриф из махагони, накладка из палисандра. 22 лада, по две ручки громкости и тембра. Датчики: два хамбекера. Хромированная фурнитура. Туда-сюда трёхпозиционный, в среднем положении запитывает нековый датчик.
По звуку Магна понравилась больше чем Ashtone 602, сустейн выраженней. Нековый датчик звучит с винтажным оттенком. В целом сборка даёт ощущение монолитности. Продавцы в этой связи распускают слух о пилотной партии, мол не факт что последующие партии не станут хуже.
Гриф после Страта кажется немного толстоватым (хз является ли это леспольской чертой) и лежит в руке уже не совсем как собственный член. Ширина грифа: 42мм на первом ладу, 51мм на двенадцатом. За счёт ширины бэнды тянутся как раз полегче, судя по всему это специфика леспольской мензуры.
Цена/качество 8 баллов из 10.

Исполнение не без косяков, потом в линию перезапишу.

Ноты Hotel California

Музыкальный гротеск в стиле дэт метал

Теоретическое отступление.
Как мне представляется, в музотворчестве можно исходить из двух крайностей: 1) эксплуатация жанра с попытками придумать своё в плане мелодии и в меньшей степени в плане композиции 2) трансферинг какого-либо сюжета (мелодии) в иной жанр (т.е. эксплуатация аранжировки). Многими принято считать, что сочинительство в рамках жанра несёт больше инноваций, в то время как оно остаётся всё тем же ремеслом что и оранжировка. Пафос авторского права отсылает к первой модели.

Кавер на завывалово Бандэрос взрывает мозг. Данный вариант — «Манхэтан?» — лучше адаптирован к (преимущественно украинским) реалиям, нагляднее раскрывая неказистые надежды гламурных провинциалок.

Она хотела бы жить в Мариуполе
лишь бы сосать бы чужую за@@пу, бля.
А он старый дворник на радио
и живет в Калининграде он. Читать далее

Марш Небесных Связистов

Время идет — не видать пока Am F
На траверзе нашей эры G Am
Лучше занятья для мужика, Am F
Чем ждать и крутить верньеры. G Am
Ведь нам без связи — ни вверх, ни вниз, A7 Dm
Словно воздушным змеям. G E7
Выше нас не пускает жизнь, Am F
А ниже — мы не умеем. G Am

В трюмах голов, как золото инков, Dm G
Тлеет мечта, дрожит паутинка. Am
Прямо — хана, налево — сума, направо — тюрьма, Dm G Am
А здесь — перекрестье. В нем — или-или, Dm G
И шхуна уходит из Гуаякиля. C F
Не удивляйся — именно так и сходят с ума. Dm G Am

Плохо, коли на связи обрыв.
Тускло на дне колодца.
Но встать и выползти из норы —
Что еще остается?
Там, у поваленного столба,
Скорчиться неказисто.
И если медь запоет в зубах —
То значит небо зовет связиста.

Вспомни, как было: дуло сквозь рамы
В мерзлую глушь собачьего храма.
Иней с латуни, пепел с руки — казенный листок.
Вспомни, как вдруг искрящимся жалом
По позвоночнику пробежала
Самая звонкая, самая звездная из частот.

Дышит в затылок чугунный мир,
Шепчет тебе: «Останься!»
Но ты выходишь, чтоб там — за дверьми —
Ждать своего сеанса.
Чтоб этому миру в глаза швырнув
Пеплом своих пристанищ,
Крикнуть ему: «Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!»

Бризы Атлантики целовали
Руки, горящие на штурвале.
Под Антуаном — синее море и облака.
Вдаль, над плечом — не встречен, не найден —
В небе летит пылающий Лайтинг,
Краткий сигнал, последний привет на всех языках.

Выпадет шанс — и некто святой
Придет спасать твою душу.
Ты встанешь, схватишь его за грудки
И будешь трясти как грушу,
Ты скажешь: «Мне не надо спасительных слов.
Их своих у меня — как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов,
Слышишь — дай мне канал связи!»

Первые звуки, пробные строки,
Сладкие муки тонкой настройки.
Кокон в пространстве — сам себе волк, товарищ и князь,
Каменный пес, персона «нон грата»,
Вечный дежурный у аппарата
Ждет, когда небо вспомнит о нем и выйдет на связь…

Что-то мимо нас, мимо нас, мимо нас Am Dm
По касательной, по боку. G C
Ты не прячься, небо, не уходи, или уж отпусти совсем! Am Dm G C
Хрупкая снежинка замерзающих глаз, Am Dm
Прокуси мое облако. E C
Ты не сердись на меня — это я так, пошутил, не сердись… Am Dm G Dm G E